Статьи

Научная институализация идеологии.

Автономная некоммерческая организация «Институт содействия сохранению и развитию социокультурных ценностей»

АНО «ИНСТИТУТ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ»




"Идеология включает философию истории, видение нынешнего положения человека в ней, некоторые оценки возможных направлений будущего развития и комплекс предписаний, предусматривающих ускорение, замедление и/или модификацию того или иного направления развития"

Джозеф Лапаломбара




Название лекции:
Научная институализация идеологии.

Идея лекции:
Идеология – самостоятельная научная дисциплина.

План лекции:
1.               Исторические модификации понятия идеологии.
2.               Критерии научной дисциплины. Соответствие им идеологии.
3.               Идеология - научная дисциплина. Важность этого понимания. Наука об изучении принципов и механизмов перевода концепций в прикладные программы и планы мероприятий. Субъект, предмет и объект идеологии. Идеология в системе уровней управления обществом.
4.               Качества и структурные элементы идеологии.
5.               Функции идеологии.
6.               Методы идеологии. Идеология как проект.
7.               Риски идеологии.
8.               Обоснование актуальности научной институализации идеологии для цивилизации России и всего мира.


Сама этимология слова "идеология" заставляет задуматься над однобокостью ее современного определения как частного социального феномена. Слово «идеология» состоит из двух греческих слов – idea и logos. Первое из них – idea - в буквальном переводе означает мысль, первообраз, понятие, смысл. Второе – logos - в античной философии означает и слово, высказывание, речь, и всеобщий закон, и основание мира, и упорядочивающее начало. Со временем слово «logos» стало пониматься как учение, а использование производного от него «..логия» в качестве второй части слов дает значение «наука, знание». Изобретатель этого термина – французский философ, руководитель движения идеологов А. Дестют де Траси в своем трактате "Проект идеологии" (1796) использовал термин «идеология» именно в значении "наука", развив свою мысль в сочинении "Элементы идеологии" (1801-1815), определяя идеологию как науку об общих принципах преобразования идей в практическую жизнь социума и их дальнейшее влияние на людей.
В дальнейшем ясное и логически обусловленное самим синтаксисом термина определение было трансформировано сторонними исследователями в соответствии с собственной парадигмой научной работы.
Особую роль в низведении идеологии с позиции научной дисциплины сыграли апологеты исторического материализма Карл Маркс и Фридрих Энгельс и социолог и философ, основоположник социологии знания Карл Манхейм. Первые противопоставили естественные и гуманитарные науки, волюнтаристски определив вторые "идеологическими формами" в значении "бесплотная идея, мифологема, образ". Манхейм же, исследуя социальную психологию через призму парадигмы западной цивилизации, предположил, что идеология - частный социально-психологический феномен, порождаемый коллективным разумом некоей общности с целью легитимизации своих интересов и средств их удовлетворения. Удивительно урезанная трактовка с точки зрения носителя отличной от западной цивилизационной парадигмы. Очевидно, что вышеупомянутые исследователи явили собой яркий пример тезиса отечественного историка и политолога К. С. Гаджиева, что "Любой исследователь, независимо от того, хочет он того или нет, в той или иной форме и степени подвержен влиянию идеологических пристрастий, споров и дискуссий и, соответственно, не может быть полностью свободен от определенной тенденциозности и идейно-политической ангажированности в трактовке важнейших политических реалий".
Вернемся к собственной работе по определению этого понятия. Идеологии, согласно концепции испанского политолога Л. С. Санистебан, являются прежде всего "инструментами действия». Как утверждает наш белорусский коллега В. А. Мельник: "Всякая социальная деятельность в качестве своих необходимых предпосылок предполагает определенные представления людей о существующей действительности и своем положении в ней, осознание ими наличия неудовлетворенных потребностей и интересов, формулирование своих целей и устремлений и обоснование выбора необходимых для их достижения средств. Без всего этого любые социальные действия бессмысленны и вряд ли вообще возможны. Именно в этом состоит предназначение идеологии." Более системно эту же мысль сформулировал К. С. Гаджиев: "Идеологию можно определить как некий строительный проект или эскиз, на основе которого конструируется политическая стратегия тех или иных социально-политических сил в лице партий, организаций, объединений, правительства и т.д."
Итого, мы имеем, что идеология - это неотъемлемый элемент мира политического, определяющий долгосрочную стратегию социальных групп вплоть до государств и цивилизаций, а, согласно мнению многих философов, и общепланетарную.
В высшей степени легкомысленно не выделить эту крайне важную область человеческого бытия в объект изучения отдельной научной дисциплины, которая не будет ее исследовать по остаточному принципу, "паразитируя на идеологии", образно перефразируя уже отечественного ученого С. Г. Каза-Мурзу.
"Детерминируя политику" согласно немецкому политологу У. Матцу, идеология детерминирует нашу повседневную жизнь, как же она может сама оставаться недерминированной, а у нас, в России, в силу особенностей постсоветской конъюнктуры последних 30 лет, еще и фактически вне закона? Мы лишены права на стратегию, на долгосрочное системное развитие? Как носитель суверенитета - многонациональный народ России – может реализовать управление без системы ценностей, формализованных в идеологии? В рамках работы по институализации необходимо будет системно исследовать причины, почему роль идеологии в социальной жизни народов никогда не исследовалась системно и вопрос ее эффективного воспроизводства относился к своего рода частному прикладному знанию, вместо того, чтобы стать в 21 веке прозрачным механизмом.
Невероятно, сколько концепций и терминов служат попыткам детерминировать "феномен" идеологии, один только "идеологический спектр" включает в себя результаты напряженной научной работы человечества на протяжении, как минимум, 2 веков, но идеология по-прежнему лишь "способ обоснования захвата власти для достижения групповых интересов" (В. А. Мельник), а не наука.
         Навязанное чуждыми парадигмами несистемное определение идеологии затрудняет понимание сути: идеологией должна называться и наука, исследующая принципы преобразования идей в стратегии, и, собственно, практическая концептуальная система ценностей, способная порождать конкретные векторы развития, которые можно сравнить со всем известным смысловым паттерном: "идеология компании". Сложность аналогична сложности в понимании термина "русский": это и наднациональное определение принадлежности к цивилизации Россия и конкретная национальность.
Какие же критерии научной дисциплины предлагает нам современная гносеология?
В "Кодексе рациональности" согласно отечественному гносеологу В.В. Ильину присутствуют:
1.    Формальная непротиворечивость.
2.    Статистичность.
3.    Воспроизводимость.
4.    Естественность.
5.    Причинно-следственная связность.
6.    Опытная проверяемость.
7.    Интерсубъектность.

Исходя из сути научного познания, идеология может быть противоречивой лишь оставаясь феноменом. При применении же научных, а не квазирелигиозных методов ее создания и воспроизводства, противоречивость становится a priori невозможной. «Научность», характеризующую основополагающие признаки науки, следует связывать со способом освоения субъектом истины» (В. В. Ильин).
Одним из методов идеологии является именно статистический, позволяющий исследовать большие массивы данных.
В части же воспроизводимости и "опытной проверяемости" идеологии отметим практику "оранжевых революций" по всему миру, как пример получения совершенно определенного результата по факту проведения совершенно определенных действий. Примеры нацистской Германии и современной Украины, как големов, навязанной внешними силами идеологемы, так же показательны. Забегая вперед, отметим важную функцию идеологии как науки - защитную. Защита социума от политических манипуляций, выработка охранных механизмов общества против внешнего воздействия, имеющего оккупационный характер.
Естественность - непременное качество любой идеологии с точки зрения ее праксеологии. В нашей вводной лекции уже раскрывалась мысль о необходимости базирования конкретной идеологии на ценностях и архетипах конкретной социальной общности: нации, государства, цивилизации в целях ее эффективности.
Причинно-следственная связность - обязательное качество идеологии как проекта, системы, без которого любая идеология будет действительно лишь неким сепаратным феноменом.
Отдельно выделим особенно актуальный для рассматриваемой области знания критерий широты покрываемых потребностей, выведенный такими исследователями, как В. А. Мельник и В.В. Ильин, он же "интерсубъектность". Согласно этому критерию, чем большее количество ценностей или интересов (в зависимости от цивилизационной парадигмы) учтены в конкретной идеологической системе, тем более научной она является. На взгляд авторов, критерий спорный, но однозначно принятый в академическом сообществе.
Не можем не отметить имманентно присущую идеологии аподиктичность в значении обязательности признания, отмеченную В.В. Ильиным как обязательный критерий идеационности истины.
Вслед за В.В. Ильиным важно учитывать, что все "предшествующие марксизму формы идеологии научными не были. Потому что, даже отражая действительные тенденции общественного развития, не достигали конкретно-исторического, классово-экономического содержания тех социальных преобразований, необходимость которых отстаивали". Одновременно, современная нам "повсеместно распространившаяся скука мира без бога" (П. Бергер), "бездомность (ставшая) судьбой (современного) мира" (М. Хайдеггер) в силу элементарной контрсуггестии требуют новой научной парадигмы как ответа постмодернистскому хаосу.
Пока идеология не выделена в отдельную науку "для многих дезориентированных масс людей национализм, различные формы фундаментализма могут оказаться подходящим, а то и последним прибежищем. Не случайным представляется всплеск так называемых возрожденческих движений в исламском, христианском и индуистском мире, национализма и партикуляризма почти во всех регионах земного шара". (К. С. Гаджиев).
Ложная дихотомия ощущаемой и научной истины в части изучаемой области снимается с помощью институализации идеологии как научной дисциплины, необходимость и важность чего обусловлены конъюнктурно-исторически в настоящее время.
Разберем базовые понятия идеологии как научной дисциплины.
Субъектом идеологии может являться социальная группа (К. Манхейм), класс (В.И. Ленин), цивилизация, человечество (В. И. Вернадский, Е.И. Рерих, И.А. Ефремов).
Предметом изучения идеологии являются общие и частные принципы преобразования идей, концепций, интересов субъектов в систему знаний, оказывающую бесструктурное и определенное управление социумом.
Объектом идеологии являются те самые вводные концептуальные "кирпичики", являющимися общими для конкретного субъекта, научно выявляемые, в частности, с помощью прозрачных социологических исследований.
Авторы предлагают разделить в терминах идеологию как научную дисциплину и идеологию как конкретно сформированную для конкретного субъекта научно-философскую систему знаний, оказывающую подлежащее оценке влияние на субъект, определив последнюю как идеостратегию. Существуют варианты обозначения идеологии как науки в следующих терминах: социология знания (К. Манхейм), эпистемиология, философия жизни (Х. Ортеги-и-Гассет), живая этика (Е.И. Рерих) и т.п. Авторы считают, что термин «идеология» несет в себе абсолютно прозрачную и знакомую всем со школьной скамьи этимологию, обозначая именно науку об идеях.
Подлежат классификации идеостратегии в разрезе научности, целей создания, охвату, по предмету, источникам создания, видам объектов и т.п. Это тема для отдельной лекции.
Где находится идеология в системе гуманитарных наук? Авторам представляется несистемным предложенное К.С. Гаджиевым изображение человеческого социума как схемы, поделенной на равнозначные подсистемы сфер духовной, социальной, политической и экономической. Еще В. Гюго отмечал, что «Есть нечто более сильное, чем все на свете войска – это идея, время которой пришло». Только основываясь на мировоззрении некоей общности, идеология становится стратегической движущей силой, детерминирующей политику, экономику, иные направления развития общества. Таким образом, идеология должна учитывать в качестве объекта вводные социологии, историографии, использовать методы гносеологии, статистики, логики, на этапе выхода стратегий использовать методы соответствующего направления – экономики, управления и т.п. Без учета любых этих нюансов созданная идеостратегия будет не просто не рабочей, она будет не эффективной или осознанно вредной в случае подмены истинного субъекта-«заказчика» создания.
Здесь важно отметить отличие идеостратегии от политической технологии. Политическая технология в широком понимании – это комплекс мер, принимаемых для достижения какого-то политического результата. Происходит фактически подмена субъекта, когда интересы истинного заказчика стратегии маскируются разнообразными идеологемами и истинные цели проекта отличны от ценностей и интересов псевдосубъекта. Идеостратегия же основывается на научно выявленных социокультурных ценностях и исторических архетипах, определяющих идентичность и параметры социокультурной динамики конкретного субъекта, максимально эффективна для последнего именно в силу глубинного, подсознательного совпадения принципов, целей и сущности предлагаемой стратегии с мировоззрением соответствующей социальной группы.
Каким качествам должна отвечать идеостратегия?
Первое и основное качество, выстраданное историей нашей Родины – изменяемость. Как отметил В. В. Ильин: «Ненормально то, что в ходе идеологизации взглядов Маркса произошла их канонизация». И. В. Сталин пророчески подчеркивал: «Общеизвестно, что никакая наука не может развиваться без свободы критики, без борьбы мнений.»
Плюрализм объектов. Именно это качество отражено в ст. 13 действующей Конституции как «идеологическое многообразие». Доколе идеостратегия – детерминанта политики, то чего же достигнет политика, если она определяется разными, зачастую противоречивыми указаниями разных политических сил? Только научно обработанные в качестве объектов новой дисциплины идеи, по факту рассмотрения всех возможных рациональных подходов, а вовсе не интересов, преобразованные в единую идеостратегию могут формировать единый и цельный вектор развития.
Открытость. В идеологии не должно быть никаких чудес и озарений, которые создают богатую почву для субъективизма, делая науку квазирелигией.
«Активизм идеологии, где отправной точкой становится перспективность сущего, которое культивируется, конструируется» (В. В. Ильин) – неотъемлемое качество идеологии и идеостратегии как инструмента времени политического – кайроса, «подлинного времени, полного содержания и смысла» (И. А. Василенко).
Далее можно перечислить все качества, отмеченные маститым гносеологом В. В. Ильиным в качестве костяка Кодекса рациональности, которые безусловно должны составлять суть новой науки, причем, в рамках институализации особое внимание планируется уделить охранным механизмам с целью недопущения остановки фундаментального развития дисциплины, вспомним эмоциональные и точные слова Сталина: «Без теории нам смерть, смерть!».
К функциям идеологии стоит отнести следующие:
- когнитивная;
- интегративно-синергизирующая;
- нормативная;
- легитимизирующая;
- конвертирующая;
- мобилизационная
- защитная.
Безусловно, идеология как наука должна фундаментально исследовать весь спектр имеющихся ценностей и интересов, логику их формирования и изменения, влияния на общественную жизнь людей. Объединять полученные объекты в некую общую концепцию, норматизировать, легитимизировать путем получения обратной связи от социума на предмет актуальности и адекватности сформулированных идей и принципов. А далее, используя весь спектр методологии, конвертировать полученную идеостратегию в прикладные стратегии развития конкретных направлений жизни социума для их мобилизации.
Отдельно еще раз остановимся на защитной функции идеологии. Все мы столкнулись в настоящее время с так называемой гибридной или информационной войной, в рамках которой целые государства и нации оказываются втянуты в госперевороты и «оранжевые революции» с помощью нечистоплотных политических технологий. Только и исключительно действующая, открытая, созданная научной идеологией с учетом живых ценностей конкретного социума идеостратегия может представлять собой надежную защиту против поползновений третьих лиц по подмене базовых ценностей, внедрению ложного мировоззрения и приоритетов. В наше сложное время эта функция выходит на передний план на уровне защиты государственного суверенитета.
При всех общих методах идеологии как научной дисциплины хотелось бы выделить проектный подход как объединяющий результаты собственно фундаментальных изысканий с их конвертированием в прикладные стратегии. Все стадии процесса должны быть максимально открыты и прозрачны, отвечая одному из основным качеств идеологии. Воспроизводимость, проверяемость результата, причинно-следственная связность как основные атрибуты проектного подхода также нивелируют основные риски идеологии, которые необходимо отметить отдельно.
Основным риском идеологии необходимо отметить, конечно, тенденцию к догматичности. Политическая конъюнктура может повлиять на слабый в методологическом плане институт идеологии, сформировав именно легитимизирующее, отвечающее удовлетворению неких интересов, псевдоценностное построение, изначально мертворожденное или искусственно умертвленное без поступления новой методологической крови, как это произошло у нас в СССР. В. В. Ильиным отмечено, что уменьшение реализма ведет и к повышению агрессивности, также опасная тенденция. Одновременно, по К. Манхейму, «в слове «идеология» имплицитно содержится понимание того, что в определенных ситуациях коллективное бессознательное определенных групп скрывает действительное состояние общества как от себя, так и от других, тем самым стабилирует его», а, с точки зрения авторов, обездвиживает и умертвляет. Апологетичность и авторитарность, выделенные В. А. Мельником в специфичные античерты идеологии также являются следствием тенденции к догматичности, которая нивелируется научным подходом.
Тенденция к дихотомности, которая в своей крайней точке выражается в необходимости для продолжения функционирования «образа врага». Вообще, «образ врага» или построение своей идеологической системы на противопоставлении некой другой являются индикатором, отражающим зависимость этой концепции от якобы отторгаемой. Как известно, единство и борьба противоположностей порождают витки их противоборства. Цивилизационный метод позволяет подняться над ложными дихотомиями исторического и политического процесса, создавая собственные системы и концепции. Одновременно, в силу имманентно присущего цивилизации многообразия укладов, подходов, идей и иных объектов идеологии именно в рамках цивилизации могут постоянно воспроизводиться устойчивые, живые и эффективные идеостратегии.
«Очевидно также и то, что чем более широкоохватным в социальном плане является субъект общественных отношений, который выступает в качестве носителя определенных социально-политических воззрений, тем более объективный и научный характер имеет данная система воззрений.» (В. А. Мельник). К примеру, та же «национальная идея» (она же, в зависимости от степени проработанности – идеологема или идеостратегия) значительно менее научна относительно цивилизационной согласно вышеприведенному подходу академического сообщества. Одновременно, цивилизационная идеостратегия является самым эффективным защитным механизмом против бича 20 и 21 веков – национализма.
Несмотря на мнение Ницше 20 век вовсе не был веком идеологии, человечество скатилось в квазирелигию. Перефразируя К. С. Гаджиева, отметим, что предупреждение Ницше оказалось пророческим с той лишь разницей, что все многообразие и сложность мировоззренческого начала были заменены квазирелигиозно-идеологическим измерением, неорелигиозные принципы взяли верх над философскими, в том числе политико-философскими.
Все проблемы человечества связаны со стихийной (радикализированной) сменой идеологии. Научный проектный подход избавит социум от потрясений, к которым приводила реальная необходимость изменения существующего уклада жизни в соответствии с соответствующими историческими реалиями.
В настоящее время в мире и в России отсутствует научный подход работы с идеями и концепциями, что создает «благоприятную
почву для формирования и распространения, с одной стороны, всякого
рода органицистских, традиционалистских, фундаменталистских, неототалитарных, неоавторитарных идей, идеалов, устоев, ориентаций, а с другой — универсалистских, космополитических, анархистских, либертаристских, антиорганицистских идей, установок, не признающих дисциплины, ответственности и т. д. При таком положении вещей для многих дезориентированных масс людей национализм, различные формы
фундаментализма могут оказаться подходящим, а то и последним прибежищем» как реакции против «тенденций нарастания сложности и секуляризации социального мира» (обе цитаты по К. С. Гаджиеву), только затрудняющих понимание людьми происходящего.
Авторы призывают к скорейшему созданию научно-исследовательского института для фундаментального изучения идей, концепций, ценностей, идеологем и их воздействия на социум, поиска эффективных механизмов по их прозрачному использованию в общественной жизни для целей устойчивого и динамичного развития нашего государства-цивилизации.

«Россия – это континент, который притворяется страной. Россия – это цивилизация, которая притворяется нацией».

Ж.М.Баррозу

Хватит притворяться?....

Made on
Tilda